build_links(); ?>



			ПОБЕГ ИЗ ЖЕЛЕЗНОГО ПЛЕНА

Калюжный В. А.


	Подводная лодка лежала на морском дне, глубоко зарывшись носовой частью 
в ил. Ядерного монстра цепко держал в крепких объятиях водный пласт высотой в 
семьдесят метров. Черное, сигарообразное тело гиганта, совершенно не 
вписывалось в спокойствие подводного пейзажа. Создание рук человеческих было 
здесь чужим. Морские обитатели, с нескрываемым любопытством, подплывали к 
прорезиненным, покатым бокам неизвестного им чудовища, заглядывали в огромную 
пробоину с рваными краями и, в страхе, отскакивали в сторону. Их пугал странный 
металлический стук, который раздавался из внутренностей монстра. 

	Все произошло очень быстро и стремительно. Алексей, в первые мгновенья, 
даже не понял, что случилось. Лодка, вдруг, вздрогнула всем корпусом, как бы 
наткнувшись на какую-то  преграду и, устойчивая до этого момента, палуба 
моментально <ушла> из-под ног. Алексей упал и кубарем скатился к переборке 
соседнего отсека, больно ударяясь головой о выступающие части многочисленных 
механизмов. Сверху на него посыпались гаечные ключи, отвертки и всякая 
многочисленная мелочевка, которая скопилась в недрах отсека за время 
продолжительного похода. Спустя несколько секунд, лодку потряс второй удар, раза 
в два сильнее предыдущего. Некоторые механизмы не выдержали встряски и, 
сорвавшись со своих креплений, смертоносным градом забарабанили по переборке, 
сметая все на своем пути. Алексей, инстинктивно прикрыв рукой лицо, отполз в 
дальний угол отсека и попытался укрыться от обезумевшего железа в узкой щели 
между переборкой и массивной станиной.
	Лодка выровнялась, и палуба заняла привычное горизонтальное положение с 
легким креном в сторону левого борта. Сумасшествие, совершенно неожиданно 
возникшее, также неожиданно прекратилось. В отсеке воцарилась полная тишина, 
время от времени нарушаемая треском электрических разрядов от разорванных 
высоковольтных кабелей. Тусклый и дрожащий свет уцелевших лампочек с трудов 
вырывал из полумрака отдельные участки отсека. Алексей приподнялся и 
осмотрелся по сторонам. Разруха и беспорядок, возникшие из ничего, за какие-то 
десять, двадцать секунд одновременно потрясали и угнетали.
	Что же произошло? Почему молчит центральный? Алексей, с трудом 
пробираясь через образовавшиеся завалы, подошел к переговорному устройству. 
Привычного шипения из динамика не послышалось. Переговорное устройство не 
работало. Вспыхнул и, на мгновенье погас свет. 
	<Видать, плохо дело,> - подумал Алексей и направился в сторону люка, 
отделяющего его от соседнего отсека.
	Подойдя к люку, он, что есть мочи, стал стучать по массивной крышке 
тяжелым гаечным ключем, прихваченным по дороге, в надежде, что его кто-то 
услышит. Открыть люк Алексей не решился. Гулкое эхо от ударов взлетело куда-то 
под стальные своды лодки и рассыпалось там, на мелкие звенящие осколки. 
Соседний отсек не отвечал. Страшная мысль пронзила мозг Алексея. Или там 
никого нет, или: все погибли, и он остался один. Нет, не может такого быть, не 
может: Алексей, гоня, прочь ужасную мысль, с удвоенным усилием, обуреваемый 
бессилой злобой, стал гатить ключем по крышке люка. Звон металла больно ударил 
по барабанным перепонкам, практически полностью лишив его слуха. 
	Неожиданно, совершенно непонятно откуда взявшаяся усталость прокатилась 
волной по его телу, намертво сковав все члены. Алексей выронил из непослушных 
рук гаечный ключ и свалился, полностью обессиленный, возле переборки. На его 
позывы, по-прежнему, никто не отвечал.
	Слух стал постепенно возвращаться, а вместе с ним вернулась трезвость 
рассудка.
	<С лодкой произошла катастрофа и сейчас, похоже, она лежит на грунте. 
Случилось что-то страшное и, похоже, в живых остался я один. Что произошло, 
сейчас это не важно. Надо подумать, как от сюда выбраться. От первого удара до 
второго прошло около десяти секунд. Лодка шла на перископной глубине и 
готовилась к всплытию. Если предположить, что на момент первого удара средняя 
скорость составляла, порядка десяти, двенадцати узлов, то за десять секунд лодка 
может проскочить, около шестидесяти метров, плюс десять метров перископной 
глубины:, значит сейчас до поверхности семьдесят метров. Ну, что ж, не так уж и 
плохо. По крайней мере, это не сто и не двести>.
	Слух вернулся полностью и, в тишине отсека, Алексей расслышал какое-то 
странное шипение, исходящее от люка. Алексей внимательно оглядел крышку люка. 
Шипение отчетливо прослушивалось по ободу уплотнения крышки.
	- Боже, мой, - прошептал Алексей и отошел в глубину отсека.
Последние надежды на то, что кроме него еще кто-то остался в живых, 
рассеялись как утренний туман. Это шипел воздух, вдавливаемый из соседнего 
отсека, прибывающей водой.
	Появилось новое ощущение. Барабанные перепонки стали, неприятно 
вдавливались в черепную коробку, постепенно возрастающим давлением воздуха в 
отсеке, вызывая ноющую боль. Слегка стала болеть голова. Алексей глубоко втянул 
в себя воздух, широко открытым ртом, а затем, крепко закрыв рот, выдохнул. Шум в 
ушах поутих.
	<Что же делать? Как выбраться на поверхность? Если люк не выдержит под 
напором воды, то через считанные секунды отсек будет полностью затоплен. 
Останутся, конечно, <воздушные подушки>, но воздух там будет спрессован под 
ужасным давлением, вот тогда шансов на спасение уже не будет ни каких. 
Интересно, нас ищут или нет? А если, даже ищут, то не понятно когда найдут>.
Шипение воздуха прекратилось. Высокое воздушное давление, словно 
тисками сжало череп. Стало трудно дышать. Каждый вдох давался с невероятными 
усилиями. Создавалось такое ощущение, будто грудная клетка туго перетянута 
невидимыми бинтами.
	<Стоп. Это же кормовой отсек, а здесь есть шлюз для аварийного выхода из 
лодки>.
	Из-под уплотнительного обода переборочного люка появились тоненькие 
струйки воды. В тусклом, желтоватом свете они, совершенно безобидно, струились 
по переборке и собирались на палубе в, подернутой маслянистой пленкой, луже.
Неожиданно, крышка люка, не выдержав неимоверного давления воды, 
буквально на миллиметры, подалась вперед, слегка заскрипев. В то же мгновение 
вся окружность люка <расцвела> многочисленными водными фонтанами. Море, 
ощутив слабинку, ринулось в последний, пока не захваченный им, отсек.
	Алексей некоторое время, как зачарованный, смотрел на водные фонтаны, 
совершенно не ощущая леденящий холод, который несло море. Вода прибывала с 
каждой секундой. Последний раз мигнули лампочки и погасли, теперь уже навсегда. 
Отсек погрузился в непроглядный мрак. Темнота вывела Алексея из оцепенения. 
Надо было что-то делать и делать быстро. Пошарив по карманам, Алексей достал 
зажигалку. Хотя на время похода он бросал курить, совсем не охота было 
выстаивать сумасшедшие очереди в курилку ради пятиминутного удовольствия, с 
зажигалкой не расставался никогда.
	Крошечный огонек слегка раздвинул плотную завесу тьмы. Вода, по-
прежнему, пребывала, и сейчас ее холодное прикосновение ощущалось уже на 
уровне щиколоток. 
	<Где же шлюз? Ага, вот он>.
	Алексей поднялся по отвесному трапу к массивной крышке шлюзовой камеры. 
Люк открывался во внутрь, и сразу его открыть не получится, из-за разницы 
давления внутри отсека и в шлюзовой камере. Манипулируя вентилями, Алексей 
сровнял давления и открыл крышку шлюза. Подняв над головой зажигалку, он 
осветил внутренности камеры дрожащим огоньком. Где-то, далеко вверху, едва 
угадывались запоры выходного люка.
	<Еще немного>.
	Раскаленная, от долгого горения, зажигалка обжигала пальцы. Алексей 
затушил огонек, и его моментально поглотила темнота. Спустившись вниз, он решил 
перевести дыхание и немного успокоиться перед финальным рывком, тем более что 
совершенно не известно, что ожидает его по другую сторону последнего люка. Вода 
уже поднялась до уровня колен.
	<Если так пойдет дальше, то через десять, пятнадцать минут отсек будет 
затоплен>.
	Что-то твердое ткнулось о ногу Алексея. Холодный озноб волной пробежал
по всему телу. Возбужденное воображение моментально нарисовало жуткую картину, 
как по полузатопленному  отсеку, натыкаясь на останки механизмов, плавает чей-то 
труп.
	<Нет, не может быть. В отсеке я был один:>
	Алексей истерически стал чиркать зажигалкой. Струйка газа вспыхнула,
слегка отодвинув мрак. О его ноги терся спасательный жилет. Алексей, на 
мгновенье, прикрыл глаза и перевел дыхание.
	<Слава, богу. А жилет может мне пригодиться, не мешало бы поискать еще 
пару штук:>
	Порыскав по отсеку, он нашел еще один жилет. Вода поднялась почти, до 
пояса.
	<Пора уходить>.
	Одев один жилет на себя, а второй крепко зажав под мышкой, Алексей 
забрался в шлюзовую камеру и закрыл за собой нижний люк. Открыв впускной кран, 
он содрогнулся от ледяного прикосновения забортной воды. Ледяные струи 
облизывали его с ног до головы, очень быстро заполняя камеру морской водой. 
Алексей вдохнул полной грудью последний раз, и море сомкнуло свои воды у него 
над головой.
	Сперва лодка не хотела выпускать своего пленника, но, уступив напору и 
неимоверной тяге к жизни, позволила открыть Алексею люк и вырваться на свободу. 
Очутившись в бесконечных просторах морской бездны, Алексей, подхваченный под 
руки спасательными жилетами, ринулся к поверхности. Спустя несколько секунд, 
которые показались ему вечностью, он был наверху.


18. 09. 2000 г.





Начало Зал 1 Зал 2 Зал 3 Зал 4 Архив Ссылки О создателях



Copyright © 1999 МПФ

Карта сайта