build_links(); ?>

Музей подводного флота

Зал 3
XX век. Вторая Мировая война 1941-1945 гг.
Ранний послевоенный период.

Вступление

Рано утром 22 июня 1941 г. фашистская Германия, вероломно нарушив договор о ненападении, напала на Советский Союз. Гитлеровское командование бросило против СССР 5,5 млн. человек, около 5000 самолетов, 4300 танков, свыше 47 тыс. орудий.

Войска противника были развернуты на трех стратегических направлениях: Московском, Ленинградском и Киевском. Морские рубежи защищали Северный, Краснознаменный Балтийский, Черноморский и Тихоокеанский флоты.

Подводники Балтики в крайне трудных условиях, каких не испытывали подводники на других морских театрах, весьма успешно преодолевали многочисленные минные заграждения и другие препятствия, выставленные врагом в Финском заливе, выходили в открытое море и наносили ощутимые удары по противнику, топили его транспорты и боевые корабли.

За годы войны балтийским подводникам были вручены 2190 орденов и 983 медали. С первых дней войны развернулись активные боевые действия подводников Северного флота. Командиры-подводники, действуя в условиях Севера, проявляли изобретательность, действовали смело и решительно. Подводники-североморцы разработали немало тактических приемов действия подводных лодок. Еще до войны они применили способ залповой стрельбы "веером". За годы войны подводниками-североморцами было потоплено 160 транспортных судов, 4 миноносца, подводная лодка, 20 тральщиков, 20 сторожевых кораблей.

Создание в короткий срок отечественной подводной лодки на достаточно высоком уровне после хаоса революции и гражданской войны надо признать серьезным техническим достижением. На базе лодок 1 серии (или "Декабристов") советские кораблестроители разработали и запустили в серию также минные заградители типа "Ленинец" и ряд других проектов. Советский подводный флот начал расти темпами, пугающими западный мир. К концу первой пятилетки было намечено довести подводный флот до 90 новых "вымпелов". Так, в 1932 г. судоверфи заложили 28 единиц, в 1933 - еще 31. К концу 1933 г. 21 лодка вступила в строй. Ко времени завершения 2-го пятилетнего плана (1932 г.) подводный компонент РКВМФ должен был насчитывать 369 единиц!!!

В 1936 г. начальник Военно-морских сил РККА В.М. Орлов, выступая на XIII Всесоюзном съезде Советов, заявил: "Если взять корабельный состав нашего флота на 1 января 1933 года за 100 %, то к концу 1936 г. мы имеем подводных лодок (на строительство которых мы сделали главный упор) 715 %!". Коментарии, как говорится, излишни.

В том же 1936 г. молодые советские подводники сдали первый боевой экзамен. В ходе гражданской войны в Испании, поддерживая генерала Франко, немцы и итальянцы использовали и свои субмарины,. Со своей стороны, в числе советских военных специалистов, прибывших в Италию, находилось 6 офицеров-подводников. Они, в отличии от всех остальных наших военных, имели статус не советников, а офицеров республиканского флота и назначались командирами подводных лодок. Они показали хорошую подготовку, в частности, несколько раз форсировали Гибралтарский пролив. Не случайно именно подводники И.А. Бурмистров и Н.П. Ечинко стали первыми военными моряками, удостоенными звания "Герой Советского Союза".

Строительство самого мощного в мире подводного флота продолжалось, не снижая темпов. За 1936-1938 гг. заложено 206 "бортов" всех классов, из них подлодок - 90, т.е. 48 % от общего числа, причем в 1937 и 1938 гг. этот показатель поднимался до 68 %. В 1938 г. на флот было ассигновано 4,58 млрд. рублей, а в следующем - уже 7,55 млрд. В 1938 г. предполагалось, что на 01.01.1943 г. в составе флота будет около 300 подлодок. Впервые на боевое дежурство советские лодки вышли летом 1938 г. во время вооруженного конфликта у озера Хасан. В ноябре 1939 года балтийские субмарины развернулись в море для действий против Финляндии, причем боевые действия практически велись по правилам неограниченной подводной войны, поражалась любая цель, оказавшаяся в поле зрения. Командиры хорошо понимали, что в случае отсутствия боевого успеха могут последовать "оргвыводы". К тому же надо отметить, что качественный состав командного корпуса подводного флота серьезно снизился. С одной стороны, резкое увеличение количества кораблей заставляло назначать на должности их командиров офицеров, прослуживших на флоте 3-5 лет после окончания училища. В подводников же на специальных курсах переобучивали моряков торгового флота, надводников, наконец, просто офицеров, желающих "идти под воду". Так, черноморской Щ-204 командовал бывший кавалерист. С другой стороны, основным критерием для назначения на должность становилось членство в ВКП(б) и партийный стаж. На флоте практически не осталось офицеров, окончивших морской корпус. С мая 1937 г. по сентябрь 1938 г. было репрессировано более 3000 командиров всех степеней, т.е. примерно каждый шестой офицер. Для сравнения: в боях за все время существования Российского Императорского Флота с петровских времен погибло 7 адмиралов, за годы же репрессий расстреляно вдвое больше, не считая умерших в тюрьмах и лагерях.

Только на Балтике осталось 4 человека, имевших командный опыт Первой Мировой войны в офицерских чинах, на остальных флотах таких не было совсем. К началу 1941 года общий некомплект офицеров составил 11 227 человек или 30 % от общей численности. Все это резко отрицательно сказывалось на дисциплине рядового состава. Так, за первое полугодие 1941 года (до начала войны) было наказано за воинские преступления 2 % краснофлотцев. Моральная обстановка на флоте крайне негативно сказывалась на эффективности и боеспособности флота.

Непродолжительная война с Финляндией принесла скромный результат: потоплено около десятка транспортных судов, из них только одно финское, остальные же шведские, немецкие, эстонские. Потеряна одна лодка С-2, погибшая на мине 3 января 1940 года.

К 22 июня 1941 г. в состав советского флота входило 211 подводных лодок, не считая тех, которые проходили испытания. Всего с 1927 г. по 22 июня 1941 г. в СССР было заложено 297 подводных лодок. В многочисленных мемуарах и исследовательских работах подчеркивается, что в отличии от армии и ВВС флот в первый день войны не потерял ни одного корабля.

Действительно, горький список потерь открылся 23 июня, в тот день немецкая U144 потопила нашу М-78. На другой день в Либаве, в связи со срочной эвакуацией ВМБ, было взорвано около десяти находившихся на ремонте подводных лодок. Обстановка на борту кораблей царила очень нервозная. Так, 24 июня 1941 г., выходя из Усть-Двинска, командир С-8 капитан 3-го ранга М.С.Бойко неожиданно обнаружил немецкую лодку. Стрелять торпедами было невозможно - слишком близко, идти на таран командир не решился, опасаясь, что от удара сработают 4 торпеды в носовых аппаратах. Вернувшегося в базу командира обвинили в трусости и отдали под суд Военного трибунала, приговор вполне ясен. Во временное командование лодкой вступил командир дивизиона, а новый командир назначен только много дней спустя. Им стал старший лейтенант, до этого начальник самоходной плавзарядовой станции, переоборудованной из старой английской лодки Л-55. Он смело повел осенью 1941 г. свой новый корабль в бой и на третий день погиб со всем экипажем. Подобные случаи происходили и на других флотах. Это привело к стремлению резко приукрашивать послепоходные донесения "победами на бумаге". Поэтому до настоящего времени нет точной статистики потопленных нашими подводниками плавсредств противника ни по тоннажу, ни по количеству. Вся выпущенная за рубежом литература детализирует судьбу судов собственно германского флота, но очень значительное количество судов немцы захватили у покоренных европейских стран.

В большинстве своем их судьба неизвестна. Не касаясь точных цифр, можно сказать следующее. Несколько потопленных на Балтике судов в 1941 году заставили немцев при уже имеющемся дефиците металла изготовить несколько громадных противолодочных сетей и дважды перегородить Финский залив. Все же, несмотря на серьезные потери в 1942 г., наши подводники смогли неоднократно прорываться в открытое море и топить вражеские корабли. Можно смело утверждать, что эти походы были самыми сложными и опасными в масштабах всей Второй Мировой войны, т.к. нигде более противник не создавал столь насыщенной противолодочной обороны.

Особой страницей можно назвать походы по снабжению Севастополя. Подводники работали уже где-то за пределами человеческих возможностей. Лодку грузили за несколько часов на базе, затем она шла в Севастополь, где после экстренной разгрузки немедленно уходила обратно за новым грузом. Так продолжалось два месяца. Всех героических эпизодов не перечислить.

21 подводник стали Героем Советского Союза, 12 лодок удостоены звания гвардейской, 23 награждены орденами Красного Знамени, а Д-3, М-172, С-56 и Щ-402 того и другого отличий сразу. Такие высокие награды достались дорогой ценой. За 1941-1945 гг. удалось достроить немногим более 50 подлодок, а потеряно было больше сотни, т.е. их общее количество уменьшилось на четверть.

Экспонаты:


Начало Зал 1 Зал 2 Зал 3 Зал 4 Архив Ссылки О создателях




Copyright © 1999 МПФ

Карта сайта