build_links(); ?>

Музей подводного флота



ЗАЛ 1  
ЗАЛ 2  
ЗАЛ 3  
ЗАЛ 4   






Предыдущая Следующая

После залпа «Пантера» не смогла удержаться на глубине. Она всплыла, показав над уровнем воды свой нос и даже часть рубки.

— Все свободные в нос! Глубина 20 метров, право на борт! — скомандовал Бахтин.

«Пантера», разворачиваясь вправо, стала уходить на безопасную глубину. Но раньше чем лодка скрылась под водой, противник успел изготовиться к бою и начал ее преследовать. Англичане обстреляли лодку ныряющими снарядами, один из которых разорвался вблизи борта «Пантеры».

Почти час шла «Пантера» под водой, не рискуя поднять свой перископ. Глубины были малые — 15—20 метров, и лодка несколько раз касалась килем грунта. Через полто* ра часа она осторожно всплыла, но от резкой перемены температуры запотел окуляр перископа. Пытались осмотреться через иллюминаторы рубки. В ту же минуту снова раздался сильный взрыв. Преследование «Пантеры» продолжалось. Пришлось опять погрузиться.

Лодка шла под водой между нашими минными полями, используя для ориентира лишь характерные для данного района глубины. В четырех милях от Шепелевского маяка она всплыла и в 20 часов благополучно ошвартовалась у борта «Памяти Азова».

Летняя кампания 1919 года была очень напряженной для наших подводных лодок. Одна за другой они выходили из строя и направлялись в Петроград на ремонт. К моменту возвращения «Пантеры» из Копорского залива она была в составе действующего отряда флота единственной подводной лодкой, находившейся в боевой готовности.

В то время в кронштадтские гавани пытались прорваться английские быстроходные катера. Враг уделял особое внимание тому углу гавани, где стояла плавбаза подводных лодок «Память Азова». «Пантера» предусмотрительно перешла в менее опасное место — к южной стенке той же гавани. Буквально через два дня вражеские катера потопили торпедами плавучую базу. Но из семи торпедных катеров, участвовавших в этом налете, три были разбиты в щепки нашей артиллерией.

ГИБЕЛЬ ЭСМИНЦА «ВИТТОРИЯ»

После гибели «Памяти Азова» команда «Пантеры» стала базироваться на учебное судно «Воин». Лодка продолжала выходить для боевой подготовки личного состава на Красногорский рейд, возвращаясь к вечеру в Кронштадт.

29 августа после очередного похода новый штурман «Пантеры» А. Краснов, наскоро проглотив в кают-компании «Воина» обычный селедочный суп с капустой, не раздеваясь, бросился на свою койку. Но крепкий сон усталого штурмана длился недолго. Его немедленно потребовал к себе командир.

— Прочтите, штурман! — сказал ему Бахтин, протягивая предписание начальника отряда.

«Пантере» приказывалось выйти в район Копорский залив — остров Бьёрке для трехсуточного крейсерства с целью поиска и атаки вражеских крейсеров и эскадренных миноносцев, обстреливавших боевые порядки приморского фланга наших войск.


Предыдущая Следующая

Главная
Архив
Галерея
Схемы и чертежи
Публицистика
Литература
ССЫЛКИ
СОЗДАТЕЛИ