build_links(); ?>

Музей подводного флота



ЗАЛ 1  
ЗАЛ 2  
ЗАЛ 3  
ЗАЛ 4   






Предыдущая Следующая

В течение 28 сентября японцы потеснили наши передовые части и выдвинувшийся вперед центр, бой разгорался по всему фронту. Вечером 28 сентября положение было таково: на востоке мы потерпели неудачу, но собирались

ночью повторить атаку; в центре находился выдвинутый уже три дня из общего резерва IV Сибирский корпус, укреплявшийся на высотах к северо-востоку от д. Цунью; выдвинутый вперед отряд ген. Шилейко удерживался на высотах левого берега долины Цунью. На левый фланг IV Сиб. корпуса отходил отряд ген.-м. Мищенко, на правом — располагались уступами бригада X и бригада I арм. корпусов. В Западном отряде главные силы X корпуса оставались позади, имея авангард ген.-м. Рябинкина на позиции по линии Хундяжчуань — Импань. XVII корпус располагался полиции Цунлунянгунь — Шилихэ. В общем резерве, за центром, оставался I арм. корпус без одной бригады, и уступом за правым флангом — VI Сиб. корпус.

Японская армии развернулись: гвардейская и 2-я дивизия Куроки — против IV Сиб. корпуса. Армия Нодзу и резервные бригады общего резерва Ойямы — в центре. Наконец, 3 дивизии Оку готовились к решительной атаке XVII корпуса, с охватом его правого фланга.

После полудня бой на правом фланге IV Сибирского корпуса и на промежутке до Западного отряда замер. От слабых сил из состава IV Сиб., X и I арм. корпусов, развернувшихся здесь, армия Нодзу и левый фланг армии Куроки отделялись совершенно открытой долиной Шилихэ, образовавшей гласис шириной около 2 верст. Армия Нодзу выставила одну дивизию в заслон против X арм. корпуса, другими же силами не решалась выполнить свою задачу — захватить Двурогую сопку, занятую первоначально всего 1 батальоном новочеркасцев; дневная атака по открытой равнине казалась японцам невозможной, и штурм Двурогой был отложен на ночь. Но командир 15-й бригады 2-й дивизии, ген. Окасаки, получив приказание овладеть сопкой с кумирней (или «лесистой»), немедленное приступил к исполнению.

Задача ген. Окасаки значительно облегчалась неудачными распоряжениями управлявшего здесь русскими войсками ген. May. Русская позиция образовывалась узким, протягивавшимся к

японцам отрогом, на котором можно было развернуть лишь небольшое количество стрелков. Вместо того чтобы развернуть пехоту для обороны у подножия сопки, в овраге Утиас, или занять сопку с кумирней лишь как передовой пункт, ген. May ввел для обороны ее значительный силы, образовав узкий фронт и загнув фланги.

Артиллерия наша в решительные минуты боя приступила к переезду в тыл, на новые позиции, и прекратила огонь. Японская же артиллерия — до 60 орудий,— никем не тревожимая, спокойно обстреливала наш узкий фронт на сопке, отчетливо освещаемый близившимся к закату солнцем.

Пользуясь благоприятной обстановкой, ген. Окасаки приказал своей бригаде, развернутой в овраге Шилихэ, как можно скорее, во избежание излишних потерь, миновать открытую равнину, и версты до оврага Утиас под нашим огнем были пройдены в 40 мин.; еще полчаса ушло на подготовку атаки огнем и на подтягивание резервов к подножию сопки, и затем штурм сопки — центра нашей позиции, представляющего исходящий угол, потребовал всего 25 минут.


Предыдущая Следующая

Главная
Архив
Галерея
Схемы и чертежи
Публицистика
Литература
ССЫЛКИ
СОЗДАТЕЛИ